Последние новости
Дэвид Боуи умер на 70 году жизни. О этом сообщил в Твиттере его сын, режиссер Дункан Джонс. "Очень...
Стали известны детали нового дополнение к пресс-странице выставки Дэвида Боуи в Мартин-Гропиус-Бау...
Ближайшие концерты

На текущий момент концертная деятельность не ведется.

Цитата

"Чтобы выжить в музыкальном бизнесе вполне достаточно быть слегка мерзавцем."

Дэвид Боуи

Не спускайте с него глаз! Часть 2

Умение общаться с прессой и давать интересные интервью - особый дар, а также насущная необходимость для некоторых людей.  Дэвид Боуи владеет этим искусством в совершенстве, что не может не вызывать восхищения.

«Боуи был очень привлекательной, харизматичной фигурой. Было невозможно не почувствовать, что он обладал бездной магнетизма. Он выглядел как звезда. Это была смесь привлекательности кино- и рок-звезды – он выглядел гораздо лучше, чем другие рок-звёзды».

Но, когда я поднял эту тему четыре года спустя, Боуи всё полностью отрицал.

«Бисексуал? О, Боже, нет, определённо нет. Это было просто ложью. Мне присвоили этот образ, и он держался на мне довольно прочно все эти годы. Но это никогда не было моей позицией. Это было присвоено мне.   Я никогда не проявлял бисексуальной активности ни в жизни, ни на сцене, ни на пластинках, ни где-либо ещё. Не думаю также, что имею много последователей среди геев. Несколько глиттер-королев, но не более того».

Однако, позже в том же году, в интервью с Кемероном Кроу для “Плейбоя”, Боуи сказал: «Это правда. Я бисексуал, но не могу отрицать, что воспользовался этим фактом очень удачно.  Полагаю, это лучшее, что когда-либо случалось со мной. В том, что касалось сексуального опыта, не имело значения, с кем или с чем это было. Был один очень симпатичный мальчик из какой-то другой школы, которого я отвёл к себе домой и ловко отимел в своей постели в комнате наверху».

В то же время, Боуи не делал секрета из того факта, что женат (или был женат), имеет сына и, как и многие его коллеги по цеху, проявляет здоровый интерес к девушкам-группи, некоторые из которых публично делились этим опытом.

«Он не столько лжёт, сколько постоянно меняет своё мнение, - говорит самый последний (на данный момент) из биографов Боуи, Дэвид Бакли. - Это, в сочетании с очень неустойчивым вниманием, приводит к тому, что он постоянно перескакивает от одной мысли к другой. Например, он может сказать, как тогда в 1990-м, что больше никогда не будет играть свои старые хиты и может искренне в это верить, пусть даже всё остальное население земного шара знает, что это просто невозможно».

Спустя 4 года, в 1980-м, я перешёл на другую сторону – переехал из нью-йоркского офиса “Melody Maker”, чтобы стать сотрудником пресс-службы RCA в Лондоне. В августе того года мне поручили взять с собой двух журналистов (одного – из “New Musical Express” и другого – из “The Sunday Times”) и отвезти их в Чикаго, где Боуи выступал на сцене театра “Блэкстоун” в роли Джона Меррика – Человека-слона. На следующий месяц был запланирован релиз Scary Monsters, и Дэвид согласился дать два интервью британским изданиям в целях промоушена. “NME” пообещал мне первую страницу, а “The Sunday Times” – первую страницу раздела журнала. Наша компания собиралась пробыть в роскошном отеле “Уайтхолл” с понедельника до пятницы.

Когда мы прибыли, я был проинформирован “людьми Боуи” о непреложном условии – каждому журналисту отводится только один час на разговор с ним. Это, похоже, не представляло проблемы для “The Sunday Times”, но едва ли подходило для Ангуса МакКиннона из “NME”, который был в шоке оттого, что проделал весь этот путь и проведёт в Чикаго четыре дня ради одночасовой аудиенции у Боуи. В добавок, МакКиннон, без моего ведома, привёз с собой датского фотографа Антона Корбийна, чтобы сделать эксклюзивные фотографии для “NME”. Это, как сказали “люди Боуи”, даже не обсуждается.

Я быстро оказался в центре политического конфликта. С одной стороны, от меня ожидали уважения к требованиям партнёров Боуи, которые представляли интересы самой большой звезды RCA (и самой прибыльной), а с другой – я имел обязательства перед журналистами, которые могли пересмотреть нашу договорённость о первой странице, если интервью окажутся незначительными. Это могло было быть чревато для меня большими неприятностями с начальством RCA в Лондоне, профинансировавшим эту дорогостоящую поездку.

«Всё в твоих руках, - сказал я МакКиннону. – Если ты сможешь вовлечь Дэвида в интересное, захватывающее интервью, по ходу которого ему станет ясно, что вам не хватит одного часа, то он может легко пренебречь мнением своих советчиков. Но, если ты наскучишь ему, то получишь только час.  Да, и насчёт Антона говори с ним сам».

Вот, МакКиннон так и сделал, и Дэвид уделил ему не только больше запланированного времени в день интервью, но и два дополнительных часа на следующий день. И он согласился позировать Корбийну, как в костюме Человека-слона за кулисами театра, так и в баре на второй день.

“Люди Боуи” были на меня в ярости, из-за моего участия в этом обмане. Но что мне было до этого? На следующей неделе “NME” вышел с фотографией Дэвида, сделанной Корбийном, на обложке и пятистраничным интервью внутри  (перевод этого интервью здесь);  а месяц-другой спустя, Боуи в набедренной повязке Человека-слона красовался на обложке цветного журнала “The Sunday Times”.  Суть этой истории в том, что Дэвид лучше своих советников знал, как добиться максимального освещёния в прессе.

Бернард Доэрти, работавший PR-агентом Боуи с 1982-го по 1988-й, похоже, хорошо это понимал.

«Он очень, очень яркая индивидуальность, и он постоянно читает, – говорит он. – Он просто поглощает прессу. Он всегда держит палец на пульсе культуры: художники, режиссёры, музыка. Он всегда найдёт интересную тему для разговора, когда общается с масс-медиа. Он был интересен даже тогда, когда делал то, что не нравилось критике, например, Tin Machine».

«Не думаю, что он был манипулятором, в том смысле, в каком люди судят о нём. Он просто хорошо вёл беседу и проявлял интерес к самим интервьюерам тоже. Он мог спросить, что они думают, какие альбомы слушают, какие художники им нравятся, и какие книги они читают. Он никогда серьёзно не говорил со мной насчёт того, как мы будем работать с масс-медиа. У него это выходило естественно. Он просто давал хорошие интервью. Не зацикливался только на себе».

Биограф Дэвид Бакли соглашается: «Он - одна из немногих рок-звёзд, которые постоянно дают хороший материал, у него всегда есть, что сказать нового и интересного; и он, по общему мнению, любезен и обаятелен со своими интервьюерами. Кто-то считает, что он выбирает 6 – 7 постоянных тем, на которые хочет говорить в данное время, и всегда подводит или переводит разговор на них. А уж какой он болтун! Однако, некоторые, кто встречал его, замечают, что новый “хороший парень” – не более, чем маска, как и его персонажи 70-х, а, по сути, он всё такой же чужой и отстранённый».

«Я думаю, он в состоянии управлять ходом многих интервью, он умело заводит разговор в удобные сферы, и очень немногим хватает смелости, чтобы как следует разобраться со спорными вопросами. А таковых [вопросов] немало».

Как и Бернард Доэрти, Бакли уверен, что Боуи получает хорошую прессу просто потому, что он сообразительнее своих коллег. «Он, в сущности, умнее, чем любая другая поп-звезда вокруг. Он лучше осведомлён, имеет суждения по всем актуальным вопросам – от "The Office" до нового альбома Blur от Therion. Он быстро соображает под прессингом. Он абсолютно непринуждён и может быть очень смешным. Будучи в ударе, он проявляет невероятные способности юмориста. Очень немногие (если вообще таковые есть) поп-звёзды обладают подобным сочетанием страшной осведомлённости в сфере медиа и тем, что производит впечатление полной уверенности в себе!»

Кен Питт из Grateful Dead признаёт это, но также обращает внимание на склонность Боуи к переменам: «Я думаю, причина по которой Дэвиду удаётся поддерживать такие хорошие отношения с прессой, в его способности к пересозданию себя», - говорит его бывший менеджер.

Большинство наблюдателей считает, что Боуи чрезвычайно заботит то, какую прессу он получает, вероятно, даже больше, чем большинство. «Думаю, он явно стремится изобразить себя:  1) Передовым;  2) Человеком либеральных взглядов, – говорит Бакли. - Мне кажется, недавний уход из разговоров тем Интернета и, конечно, ролей в кино (большинство из которых не были удачны) сфокусировал внимание на музыке и на нем, как музыканте. Именно поэтому сегодня он вновь пользуется успехом, когда предстаёт не как медийный хамелеон [media genre-hopper], но как серьёзный музыкант».

 

Источник: night-spell.livejournal.com

Автор: Chris  Charlesworth (MOJO  –  David  Bowie  Special  Limited Edition, November,  2003  )

Перевод:  night_spell  

© Русскоязычный фан-сайт Дэвида Боуи.Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Связь с администрацией | Интересные ресурсы