Последние новости
Дэвид Боуи умер на 70 году жизни. О этом сообщил в Твиттере его сын, режиссер Дункан Джонс. "Очень...
Стали известны детали нового дополнение к пресс-странице выставки Дэвида Боуи в Мартин-Гропиус-Бау...
Ближайшие концерты

На текущий момент концертная деятельность не ведется.

Цитата

"В любви есть тепло, но оно немного мягче, чем солнечный жар." (1972)

Дэвид Боуи

Stardust Memories. Интервью из журнала Rolling Stone - Deutschland / №9 2003 / Йоахим Хентшель. Часть 2

RS: Тексты звучат сборником странных снов, наблюдаемых в тот самый момент, когда вы от них только что пробудились и висите между сном и реальностью.

Bowie: (Смеясь) Ну так ведь я всегда так пишу. В этом за последние годы ничего не изменилось.

RS: Но ведь альбом вертится вокруг того, каким образом управиться с реальностью.

Bowie: Да, тоже верно. Но не в том смысле, что на альбоме есть какая-то красная нить. Так же как на любом альбоме, какой я когда-либо записал, это – всего лишь собрание песен, над которыми я работал или которые скопились к тому моменту, как началась запись. В этом преимущество контракта с "Коламбией". Они дают мне свободное пространство, я могу издать пластинку, когда хочу. Раньше частенько бывало так: "О боже, сколько мне еще ждать, пока мне можно будет издать новый альбом?" Исходя из собственного опыта могу сказать, что в большинстве фирм ты должен ждать как минимум 18 месяцев, иногда даже 2 года, и для меня это невыносимо, потому что я слишком много пишу. Последний раз такое было в начале 90-х, когда я сделал альбом Тин Машин, "Black Tie White Noise" и саундтрек к "Buddha of Suburbia" друг за другом. В таком темпе мне было вполне вольготно, а потом пришел великий тормоз, когда я перешел... куда же я перешел?... ах да, когда я перешел на "Верджин". Теперь – снова, как в старину. "Коламбия" такая невероятно большая фирма. Думаю, они даже не заметили, что я с ними подписал договор.

RS: Каково вам сейчас работать с Тони Висконти? У вас ведь были в прошлом личные проблемы.

Bowie: Да, мы с ним поссорились в начале 80-х. Кое-что чисто личное, насколько припоминаю, и какое-то время мы друг на друга дулись...

RS: Почему?

Bowie: (игнорируя вопрос)... Но уже в начале 90-х мы с ним заговорили о том, не стоит ли снова поработать вместе. Мы с ним возобновили контакт, подолгу разговаривали и уладили все проблемы на свете. Если честно, мы сейчас ближе, чем были в 70-х. И я, и Тони – мы оба прошли через столько хороших и плохих периодов в жизни. Теперь я могу такие вещи рассматривать задним умом – ну, типа, человек понимает, что в жизни важнее. Нет, серьезно, у дас действительно крепкая дружба.

RS: Висконти – ваш самый старый друг?..

Bowie: Нет, у меня есть еще два... Что ты имеешь в виду – самый старый, в смысле возраста или в смысле, сколько я его знаю?

RS: В смысле, сколько вы его знаете.

Bowie: Двое моих самых старых друзей, это Джоффри МакКормак и Джордж Андервуд. (Оба как музыканты, а Андервуд и как художник, автор обложек к альбомам, активно участвовали в карьере Боуи в ее ранний период. – прим.ред.)

RS: Вы все еще поддерживаете с ними связь?

Bowie: О да, постоянно. Мы все вместе ходили в одну школу. Не знаю, сколько людей моего возраста – под 60, то есть, – вообще поддерживают контакт со своими школьными друзьями. Неплохое достижение!

RS: Особенно для такой богатой изменениями биографии, как у вас, можно было бы подумать, что вы оставили большинство друзей где-то по дороге на обочине.

Bowie: Ну, знать пару людей всегда хорошо, не взирая на лица (смеется громко и расслабленно). Само собой, ты пересекаешься время от время со многими людьми, но всего пара из них – действительно круты [terrific] и становятся настоящими друзьями. Думаю, если под конец такой длинной карьеры остается четверо-пятеро настоящих давнишних друзей, можно считать, вам просто повезло. Что касается меня, то это, конечно же, Коко [Коринн Шваб, его персональная ассистенка, начиная с 1973 года. – прим.ред.], Тони я знаю с 1968-го – 1969-го [с 1967-го. – прим.перев.], а Джорджа и Джоффри с... подожди-ка... с кем же из них я познакомился в первую очередь? Сначала я познакомился с Джоффри, и было это... о, Боже... 50 лет назад (лукаво ухмыляется). Это просто пугает, разве нет?

RS: А вы еще помните, как впервые заговорили с ним?

Bowie: Нет, но я помню, как началась наша дружба. Это было в то время, когда мы независимо друг от друга начали слушать поп-музыку, нам было примерно по восемь лет. Поэтому мы стали такими большими друзьями – мы оба просто ОБОЖАЛИ Фрэнки Лаймона И Тинейджеров, мы заучивали все их песни наизусть, сидели в саду и пели (поет): "I’m not a juvenile delinquent, no, no, no, I’m not" ["Я вовсе не малолетний преступник, о нет-нет-нет"] или еще что-нибудь, к примеру – "My boy lollypop, de doo de doo, you make my heart go", - это кажется, пела Милли. Такого рода штуки.

RS: Вы играли при этом на каких-нибудь инструментах?

Bowie: Нет, мы еще не умели играть. Мы обнаружили в себе талант без всякого особого учения петь на два голоса; мы были, так сказать, приятелями по пению. А потом, в другой школе я познакомился с Джорджем, немного позднее, чем с Джоффом. Мы с Джорджем были вместе в одном бойскаутском отряде, ездили вместе в лагерь, основывали скиффл-группы и пели вещи Лонни Донегана. Ты знаешь Лонни Донегана? [слева - 2.10.02 - с Джорджем Андервудом и Джоном Кембриджем]

RS: Да, это который – "Does Your Chewing Gum Lose Its Flavor On The Bed Post Overnight?".

Bowie: Да, но гораздо важнее было то, что он познакомил белую английскую публику с певцами, вроде Биг Билла Брунзи. Он, так сказать, единолично сделал блюз известным в Англии, хотя и играл эти песни в виде скиффла. Он пел "Rock Island Line" Лидбелли, и мы думали: "ух ты, это еще что за музыка?!" Конечно, поначалу мы воображали, будто это его собственные вещи, но потом нам стало любопытно, и мы раскопали, что на самом деле он поет песни черных американцев, песни сборщиков хлопка. Именно он приобщил нас к этим песням. Вообще, именно скиффл в Британии развязал этот ритм-энд-блюзовый бум, потому что люди, вроде Алексиса Корнера начинали как скиффл-музыканты, а из группы Алексиса Корнера вышли Роллинг Стоунз, и так далее. Если раскрутить все это назад, то возвращаешься к Лонни Донегану. Окей, он пел и парочку глуповатых вещиц, но если взглянуть на всю его работу в целом, то это большей частью старые блюзовые песни, которые он заново интерпретировал. Даже знаменитые чайные басухи – это всего лишь адаптация афро-американского роrch bass, верандового баса.

RS: Верандового баса?..

Bowie: Да, они использовали целую веранду в качестве корпуса к басовому инструменту. Брали палку от метлы (Боуи встает и изображает бас-верандовую пантомиму) или жердь, привязывали к ней веревку, потом продырявливали веранду, втыкали туда жердь, и – бум, бум, бум – вся веранда начинала вибрировать басовыми звуками. Ну разве не фантастика?

RS: Немного глупо, если хочешь поехать в турне. Приходится приглашать всех слушателей к себе домой...

Bowie:...Или брать с собой веранду! (Хохочет.) То, что Лонни Донеган сделал с коробками из-под чая, это была походная веранда. Потрясающий парень, просто потрясающий. Ирландец! Даже не англичанин.

 

Источник: night-spell.livejournal.com

© Русскоязычный фан-сайт Дэвида Боуи.Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Связь с администрацией | Интересные ресурсы